Теракт-напоминание: что атака в Сирии говорит о состоянии ИГ

<

После официального разгрома ИГ в Сирии группировка устроила самый крупный теракт за последние годы: погибли более 200 человек. Она меняет тактику боев и может частично восстановиться на проблемных территориях, говорят эксперты

Фото: SANA via AP

​Самая смертоносная атака

В среду, 25 июля, в сирийской провинции Эс-Сувейда на юге страны «Исламское государство» (ИГ, запрещенная в России террористическая организация) провело серию террористических атак. Погибли не менее 200 человек. Глава департамента по здравоохранению провинции рассказал в эфире радиостанции Sham FM, что число убитых может достигать 215 человек, передает Reuters. По количеству жертв проведенная атака самая смертоносная за последние несколько лет.

Центром атак стала одноименная столица провинции. В нападении на город участвовали несколько смертников, но не всем из них удалось взорвать себя. Как сообщает сирийское государственное агентство SANA, военные смогли ликвидировать двух камикадзе в жилых районах, перед тем ​как они привели в действие взрывные устройства. Один из смертников взорвался в толпе на многолюдном овощном рынке — он въехал в скопление людей на мотоцикле.

Одновременно с атакой смертников на Эс-Сувейду боевики ИГ напали на несколько деревень на севере и востоке провинции — там завязался бой с местными жителями и правительственной армией. Террористам удалось захватить в плен несколько человек. Организация уже взяла на себя ответственность за все осуществленные атаки.

В тот же день вечером российское Минобороны заявило, что ИГ запустила несколько ракет в сторону Израиля. По данным ведомства, террористы пытались спровоцировать нападение израильских войск на позиции сирийской правительственной армии. Однако в ответ израильские военные обстреляли не сирийские позиции, а боевиков. В ведомстве добавили, что армия обороны Израиля оперативно уничтожила нападавших и их ракетные установки «точным ответным ударом авиации и артиллерии».

Атаку осудили в том числе Россия, США и ООН.

ИГ напоминает о себе

В конце 2017 года основные участники борьбы с ИГ заявили о разгроме террористов: об этом говорили российский Генштаб, президент России Владимир Путин и президент США Дональд Трамп. Однако, как показывает теракт в Эс-Сувейде, говорить о полной физической ликвидации войск террористов пока рано. Сейчас боевики ИГ контролируют небольшие территории в провинции Дераа на юге Сирии, которая на западе граничит с Голанскими высотами, на юге — с Иорданией и на востоке — с провинцией Эс-Сувейда, а также несколько населенных пунктов на восточном берегу Евфрата между городами Аль-Букамаль и Дейр-эз-Зор. Присутствие боевиков сохраняется и в двух анклавах в сирийской пустыне на стыке провинций Хомс и Дейр-эз-Зор и на границе провинций Хомс и Эс-Сувейда.

Фото: SANA via AP

Точное число боевиков неизвестно. По данным международной коалиции во главе с США, к концу декабря прошлого года число активных бойцов ИГ в Сирии и Ираке составляло 1 тыс. человек. Но, как указывала телекомпания NBC News со ссылкой на анонимных американских чиновников, количество лояльных экстремистской группировке боевиков может составлять от 6 тыс. до 9 тыс. человек.

Масштабная скоординированная атака ИГ в Эс-Сувейде и районах, которые «примирились» с Дамаском на российских условиях, призвана показать, что группировка все еще сохраняет влияние в регионе, считает Антон Мардасов, эксперт Российского совета по международным делам. «Первая цель — усилить напряженность в регионе, учитывая присутствие в нем оппозиции, вторая — спровоцировать межконфессиональный конфликт (в провинции проживает самая большая в мире община друзов — этноконфессиональной группы, которая исповедует собственное религиозное учение на основе ислама). Кроме того, по сообщениям, были захвачены в плен кто-то из солдат [сирийской армии] и ополчения. Если их показательно казнят, это лишний раз напомнит о том, что ИГ сохраняет свои позиции в Сирии», — говорит эксперт.

Несколько недель назад ИГ перезапустила медиакампанию по приглашению сторонников, сказала РБК директор программ Европейского центра стратегических исследований и безопасности Евгения Гвоздева. «ИГ и раньше призывала сторонников присоединиться, но не так активно, как в последние два месяца. Сейчас медиаресурсы боевиков распространяют готовые формуляры с текстами присяги на верность, а также видео с присягнувшими сторонниками», — говорит она.

Молчание «халифа»

Судьба лидера ИГ «халифа» Абу Бакра аль-Багдади по-прежнему неизвестна. В 2017 году военные различных стран, участвующих в войне против ИГ, неоднократно заявляли о его убийстве. Однако 28 сентября прошлого года через подконтрольное агентство Al-Furqan ИГ опубликовала аудиозапись с его обращением. Дата записи неизвестна, но в ней были отсылки к угрозам властей Северной Кореи в адрес США и Японии, прозвучавшим в конце лета 2017 года.

12 февраля глава иракской разведки Абу Али аль-Басри сообщил, что Багдади жив, хотя и ранен. В апреле первый заместитель начальника Главного разведывательного управления Генштаба России вице-адмирал Игорь Костюков говорил, что аль-Багдади, скорее всего, находится в Ираке.

Через несколько часов после атаки в Эс-Сувейде официальный медиаресурс ИГ Al-Furqan анонсировал готовящееся заявление кого-то из функционеров ИГ, возможно, самого Багдади, рассказала Евгения Гвоздева.

Возрождение в пустыне

Потеря своей основной территории в Сирии не означает, что террористы откажутся от атак, предупреждают официальные лица. Боевики в Сирии и Ираке переходят на повстанческое положение, заявил в апреле на VII Московской конференции по международной безопасности директор ФСБ Александр Бортников: «В стремлении сохранить боевой потенциал, удержать имеющиеся и создать новые зоны влияния они (террористы. — РБК) все чаще избегают открытых вооруженных столкновений и делают ставку на методы партизанской войны».

Фото: Alaa Al-Marjan / Reuters

Опрошенные РБК эксперты считают, что наиболее удобным местом для ведения повстанческой войны и даже попыток возродить «халифат» будет сирийско-иракская граница. У ИГ остаются активные ячейки в иракских провинциях Найнава, Анбар, Дияла и Салах-эд-Дин, говорит Антон Мардасов. Боевики ИГ комфортно чувствуют себя на повстанческом положении, «на котором они, по сути, находились еще со времен вторжения США в Ирак», объясняет эксперт: «Предок ИГ (запрещенная в России «Аль-Каида» в Ираке. — РБК) развивался здесь до начала войны в многотысячных лагерях иракских беженцев и на территории вдоль сирийско-иракской границы, испещренной тоннелями. И эти составляющие никуда не делись: лагеря работают, тоннели действуют, властей в пустыне нет».

Американский исследователь ИГ Хасан Хасан также считает, что «халифат» может возродиться в треугольнике на сирийско-иракской границе с вершинами в иракской Ниневии, провинции Анбар и сирийской Пальмире. «В этом регионе — архипелаге пустынных районов, долин рек, сел и небольших городов — джихадисты могут использовать благоприятные социально-политические условия, которые когда-то уже позволяли ИГ и его предшественникам укореняться и возрождаться после поражений», — пишет Хасан в статье для STC Sentinel (журнал о борьбе с терроризмом, издающийся американской военной академией «Вест-Пойнт»).​

Выгодный Афганистан

География возможного возрождения ИГ не ограничивается сирийско-иракской границей. Террористы могут мигрировать и в другие страны, в первую очередь их интересуют режимы с ослабленными государственными институтами, обширными неуправляемыми территориями, острыми конфессиональными и этническими противоречиями, а также высоким уровнем бедности и безработицы, предупредил на апрельской конференции секретарь Совета безопасности Николай Патрушев. По его словам, наиболее подходящими могут быть Афганистан, Центральная Азия, Сахаро-Сахельская зона и Азиатско-Тихоокеанский регион.

Мардасов​ полагает, что наиболее вероятна реинкарнация ИГ в Афганистане и Северной Африке. В Афганистане и Пакистане уже есть действующие ячейки ИГ, самой многочисленной является «Вилайят Хорасан». Минобороны Афганистана указывает, что ИГ создала базу на востоке провинций Нангархар и Кунар, граничащих с Пакистаном, откуда прибыло большое количество экстремистов, после чего распространила свое присутствие на три северные провинции, граничащие с Туркменистаном: Джаузджан, Фарьяб и Сари-Пуль, где в свое время находились боевики движения «Талибан» и «Исламского движения Узбекистана» (обе террористические организации запрещены в России).

Численность боевиков ИГ в Афганистане составляет, по разным оценкам, от 2 тыс. (по словам президента страны Ашрафа Гани) до 20 тыс. человек (по данным Организации договора о коллективной безопасности, в частности, такую цифру назвал в мае этого года Патрушев).

Свободные Египет и Ливия

Влияние ИГ не ограничивается Ближним Востоком. Действующие в Северной Африке террористические группировки принимают боевиков из Сирии и Ирака. Боевики с Ближнего Востока идеологически подготовлены, имеют не только большой боевой опыт, но и располагают навыками вербовки в интернете, отмечал министр иностранных дел Алжира Абделькадер Месахель.

Пока в страны Северной Африки отправляются полевые командиры для управления филиалами ИГ, проведения тренировок и вербовки боевиков, они разрабатывают стратегию и тактику подразделений, рассказал РБК член Египетского национального совета по борьбе с терроризмом Халед Окаша. Он уверен, что ИГ попытается усилить свое влияние в Северной Африке за счет присутствия в Ливии, где после свержения Муаммара Каддафи в 2011 году так и не удалось сформировать политический центр управления.

Источник

Нет комментариев

    Оставить отзыв