Москву и Киев разделяет пропасть в 50 лет

<

«В результате конфликта, начавшегося в 2014 году, некогда братские славянские народы – Украина и Россия – оказались практически полностью отрезаны друг от друга», — так начинает свою статью в издании politico.eu Виджай Махешвари, бывший главный редактор русского «Плейбоя», живший в Москве в 90-х годах и недавно вернувшийся в российскую столицу. Перевод материала приведен ниже.

«Несмотря на то, что в России по-прежнему работают и живут около 2 миллионов украинцев, прямых рейсов между Киевом и Москвой больше нет, а между двумя столицами, которые находятся на расстоянии менее 1000 километров друг от друга, всего раз в сутки курсирует ночной поезд.

Украина начала строительство стены вдоль своей 2000-километровой границы с Россией, чтобы защитить себя от «северного агрессора». Несколько пропускных пунктов между северной Украиной и южной Россией превратились в укрепленные форпосты, в которых царит атмосфера паранойи и взаимной подозрительности.

Решив переехать из Киева в Москву, я рискнул проделать этот путь на своей машине. Знакомые в обеих странах советовали мне этого не делать, и даже мои лучшие друзья не захотели поехать со мной.

Будучи гражданином США, я думал, что на украинской границе все будет просто. Но угрюмые пограничники в военной форме и с автоматами Калашникова выгоняют меня из машины и начинают спрашивать, везу ли я наркотики или взрывчатку. Они приказывают мне вынести все мои многочисленные сумки с одеждой и домашней утварью в подсобку, где начинается тщательная проверка, которая длится более часа. Слишком усердный таможенник принимает крошки от картофельных чипсов на заднем сидении машины за следы взрывчатки и проверяет их каким-то специальным устройством.

«Я американец и друг Украины», — говорю я ему в отчаянии.

Но он лишь закатывает глаза.

Возможно, из-за моей внешности, они видят во мне потенциального террориста или оперативника ИГИЛ1 (террористическая организация, запрещена в РФ). Кажется, они разочарованы, что ничего не нашли, и, наконец, отпускают меня.

* * *

Российские пограничники более веселы и дружелюбны. В то время как большая часть Украины считает Россию агрессором, сами русские уверены в своей невиновности. Это настроение отчетливо прослеживается на российской стороне границы.

Пограничник, который ставит печать в моем паспорте, сообщает мне с тоном сожаления, что меня должен допросить один из его начальников.

“Вы американец, едете из Украины, — объясняет он мне извиняющимся тоном. – Такое встречается нечасто”.

Старший пограничник выглядит сильным и серьезным. Он относительно молод, одет в узкие штаны и облегающую синюю рубашку с короткими рукавами.

«Почему вы едете в Россию? – спрашивает он. – Что вы делали на Украине?”

Боясь признаться, что на Украине я работал журналистом, бормочу что-то о желании работать с криптовалютными компаниями в России.

Ответ его не удовлетворяет.

“Вы женаты? – спрашивает он. – У вас есть дети?”

Мои отрицательные ответы тоже не слишком ему нравятся. Я уже начал думать, что сейчас меня отправят обратно в Украину.

Наконец, в порыве вдохновения я объясняю, что в 90-е годы работал журналистом в России, и показываю ему копию моего романа, переведенную на русский язык.

Это меняет ситуацию. “А-а-а, Вы писатель”, — восклицает он с удовлетворением.

«Добро пожаловать в Россию», — говорит он, возвращая мне паспорт.

Когда я иду к машине, один человек из группы украинцев, направляющихся в Москву на заработки, хлопает меня по спине.

«Вы правильно делаете, что едете в Москву, — говорит он. – Мы любим Украину, но там нет работы. Эта война высосала все”.

* * *

Российская сторона границы также пустынна, как и украинская.

Но в радиусе 300 километров от Москвы все меняется. Узкая дорога превращается в яркую четырехполосную платную трассу, за которую я плачу 100 рублей. Женщина из Средней Азии улыбается, когда дает мне сдачу и на ломаном английском желает счастливого пути. Это чем-то напоминает Германию или другую западноевропейскую страну, но никак не «авторитарную» Россию Владимира Путина, какой я себе ее представлял.

При нынешнем мэре Москвы Сергее Собянине на “европеизацию” столицы были потрачены миллиарды долларов. Дороги сделали уже, чтобы расширить тротуары, повсюду появились новые парки, велодорожки, аренда велосипедов. Возле многих магазинов и музеев поставили мягкие кресла и скамейки. По всему городу открылись бары с крафтовым пивом и хипстерские кафе.

Российская столица, которая была грязной и опасной в 90-х, теперь выглядит безупречно. Она чище и безопаснее, чем некоторые европейские столицы. В отличие от столицы Украины, с преимущественно белым населением, Москва больше похожа на Париж или Берлин, где переплетаются разные культуры.

Москва также по-прежнему наслаждается послевкусием Чемпионата мира, который большинство москвичей называют “лучшим временем” своей жизни. В то время как Киев мечтает об идиллической, доиммигрантской и процветающей Европе 70-х годов, Москва уже сегодня похожа на современную мультикультурную Европу».

1 Организация запрещена на территории РФ.

Читайте нас в Яндексе

No tags for this post.

Нет комментариев

    Оставить отзыв